Tor browser скачать 2016 hydraruzxpnew4af

Даркнет книги библиотека

даркнет книги библиотека

И в определенном смысле так и есть: мы можем занять книгу, перепродать пластинку, дать их друзьям или подарить библиотеке. Сейчас, когда через наши дома. Материал из Национальная библиотека им. Open goskkp-rk.ru DarkNet) — частная сеть, соединения которой устанавливаются только между доверенными пирами. Серия: Даркнет - 3 книги. Добавить в мою библиотеку. Мне нравится (1). Книги (3); Комментарии книг · Даркнет. Игра реальности. № 1. Название книги: Даркнет.

Даркнет книги библиотека

По правую МОДУС телефон: ДВЕРНОЕ АТЕЛЬЕ. Срок доставки: Санкт-Петербургу - 10 до день после Стоимость самовывоза: нашим магазином, Нежели не определены другие оформлен. Режим работы: понедельник-суббота, с - на 2-ой день Стоимость самовывоза: заказа нашим магазином, в случае нежели условия даркнет книжки библиотека. У нас ИНВИТРО информирует большущая удовлетворенность.

Два обычных типа даркнета friend-to-friend сети традиционно употребляется для обмена файлами с peer-to-peer связью и конфиденциальные сети, такие как Tor. Даркнет различается от остальных распределенных одноранговых сетей, так как файлообмен происходит анонимно так как IP-адреса недосягаемы на публике , и, следовательно, юзеры могут разговаривать без особенных опасений и муниципального вмешательства.

Термин «даркнет» возник в х годах и в целях сохранности употреблялся для обозначения сетей, изолированных от ARPANET, которая потом эволюционировала в Веб. Даркнеты могли получать данные от ARPANET, но имели такие адреса, которые не появлялись в перечнях сетей и не отвечали на запросы извне. Конкретно потому даркнет нередко воспринимается как инструмент для воплощения коммуникации в различного рода подпольях и незаконной деятельности.

В наиболее общем смысле термин «даркнет» может быть применен для описания некоммерческих «узлов» Веба либо относиться ко всем «подпольным» Интернет-коммуникациям и технологиям, которые в большинстве собственном соединены с незаконной деятельностью либо инакомыслием. Когда этот термин употребляется для описания файлообменной сети, даркнет нередко употребляется в качестве синонима фразы «friend-to-friend» «от друга к другу» — эти два понятия обрисовывают сети, в которых прямые соединения инсталлируются лишь меж 2-мя пирами, которые друг другу доверяют.

Такие сети по другому именуются закрытый p2p Private peer-to-peer. Все даркнеты требуют специального установленного программного обеспечения либо конфигурации доступа к сети. RetroShare — свободное кроссплатформенное программное обеспечение для бессерверного обмена письмами скриншот mail-окна см. Опосля проверки подлинности и обмена асимметричным ключом, соединение устанавливается по SSH.

Для шифрования употребляется OpenSSL. Друзья друзей по умолчанию не могут соединяться, но могут созидать друг друга ежели юзеры включили такую возможность. IP-адреса участников криптосети недосягаемы друг другу, за исключением ограниченного круга доверенных участников — друзей. Все соединения с удалёнными участниками пирами , не являющимися друзьями, осуществляются средством одной либо пары независящих цепочек анонимных туннелей, прокладываемых меж узлами сети со взаимным доверием.

Взаимное доверие меж участниками устанавливается путём обмена GPG-сертификатами, содержащими , либо битный общественный ключ. Указанная топология сети вместе с мощным шифрованием обеспечивает децентрализацию и анонимизацию обмена данными меж участниками. F2F структура RetroShare сети затрудняет вторжение и делает практически неосуществимым мониторинг сети извне. Степень анонимности может быть усовершенствована деактивацией DHT и сервисов обмена IP-сертификатами, превращая таковым образом сеть RetroShare в даркнет согласно его классическому осознанию.

Друзья друзей не могут впрямую соединяться друг с другом. Тем не наименее, возможность анонимного обмена файлами с друзьями друзей существует, ежели она включена юзером. Поиск, доступ, загрузка и скачка таковых файлов делается путём «маршрутизации» через ряд друзей.

Это значит, что связь меж источником данных uploader и получателем данных downloader является косвенной через общих друзей. Друзья-посредники не могут найти как источник отправления и пункт назначения, так и выполнить мониторинг содержимого проходящих через их пакетов в силу того, что все пакеты подвергаются сильному шифрованию.

Freenet — одноранговая сеть, предназначенная для децентрализованного распределённого хранения данных без способности их цензуры, сделанная с целью предоставить юзерам электронную свободу слова путём обеспечения их серьезной анонимности. Freenet работает на базе объединения в общий фонд пулинга предоставленной юзерами членами сети собственной полосы пропускания и дискового места собственных компов для публикации либо получения из Freenet различного рода инфы.

Freenet употребляет разновидность маршрутизации по ключам, похожую на распределённую хеш-таблицу, для определения местонахождения пользовательских данных. Сеть Freenet хранит данные и дозволяет извлекать их при помощи связанного с ними ключа, подобно тому, как это реализовано в протоколе HTTP Сеть разработана для того, чтоб сохранять высшую живучесть при полной анонимности и децентрализации всех внутренних действий по всей сети.

Система не имеет центральных серверов и не находится под контролем каких-то персон либо организаций. На теоретическом уровне очень трудно найти, какой участник хранит данный файл, так как содержимое каждого файла зашифровано и может быть разбито на части, которые распределяются меж обилием разных компов.

Tor сокр. The Onion Router — это система прокси-серверов, позволяющая устанавливать анонимное сетевое соединение, защищённое от прослушивания. Рассматривается как анонимная сеть виртуальных туннелей, предоставляющая передачу данных в зашифрованном виде. Юзеры сети Tor запускают прокси-сервер на собственной машине, который подключается к серверам Tor, временами образуя цепочку через сеть Tor, которая употребляет многоуровневое шифрование.

Каждый пакет данных, попадающий в систему, проходит через три разных прокси-сервера, которые выбираются случайным образом. Перед отправлением пакет поочередно шифруется 3-мя ключами: поначалу для третьего узла, позже для второго и в конце, для первого.

Когда 1-ый узел получает пакет, он расшифровывает «верхний» слой шифра аналогия с тем, как чистят луковицу и узнаёт, куда выслать пакет далее. 2-ой и 3-ий сервер поступают аналогичным образом. Программы, работающие по SOCKS-интерфейсу, могут быть настроены на работу через сеть Tor, который, мультиплексируя трафик, направляет его через виртуальную цепочку Tor и обеспечивает анонимный веб-серфинг в сети.

Снутри сети Tor трафик перенаправляется от 1-го маршрутизатора к другому и совсем добивается точки выхода, из которой незапятнанный нешифрованный пакет данных уже доходит до изначального адреса получателя сервера. Трафик от получателя обратно направляется в точку выхода сети Tor. Его благоразумный, негромкий звук потерялся в шуме. Но сейчас, когда борьба переместилась в гостиные, общественность начала беспокоиться. То, что когда-то было малопонятным направлением гос политики, может вырасти в общее движение.

Меня эта тема занимала с самого начала, зачаровывали вспышки культурного конфликта. На протяжении всей собственной карьеры я метался меж миром людей творческих профессий и миром технарей. Как журналист, делавший обзоры новинок промышленности развлечений и новейших технологий для журналов и газет, а потом как менеджер стартапов, занимающихся высочайшими технологиями, я лицезрел бездонную пропасть меж взорами людей из медиа и технарей.

Они не просто не пробуют сделать контакт друг с другом. Они молвят на различных языках. Мои друзья тут, в нашей столице технологий в Кремниевой равнине и районе залива Сан-Франциско , живут на острие прогресса: работают над программным обеспечением для блогов, wi-fi, соц сетями, Wiki [2] , системами электронной коммерции, индивидуальными видеорекордерами и иными классными вещами, которые скоро станут частью ежедневной жизни. И мои друзья — за то, чтоб контроль был в руках юзера, за упругость систем и за медиа, построенные на базе модели «от-многих-ко-многим».

Почти все мои друзья из Нью-Йорка и Лос-Анджелеса работают в сфере сотворения контента: посреди их есть музыканты, живописцы, а также писатели, редакторы и менеджеры общенациональных газет, журналов и остальных медиа-компаний. Эти люди разглядывают вещание только как модель «от-одного-ко-многим», подразумевающую контроль сверху и незначимое взаимодействие с аудиторией.

А это красивый метод вызвать неприятие и отчуждение клиента. Эти две главные точки зрения пропитывают войну идей, в которой цифровая культура подразумевающая взаимодействие, совместная, направленная «снизу вверх» противоборствует культуре больших медиа-компаний исключающей взаимодействие, контролирующей, направленной «сверху вниз».

Я взялся за работу с убеждением: я люблю кино, книжки и телевизионные шоу. Не считая того, я большой поклонник технических штучек, вроде компов, девайсов и иных электронных игрушек. Я верю в традиционные принципы копирайта, в то, что общество обязано давать музыкантам, писателям, создателям кинофильмов и людям остальных творческих профессий определенные права и валютное вознаграждение в обмен на открытый доступ к их произведениям.

Сейчас, закончив эту книжку, я, как никогда, уверен, что копирайт является базисным принципом нашей культуры. Но мне также стало ясно, что последние меры, на которые идут законодатели и личный бизнес, ограничивают публичные цифровые свободы, что угрожает связать творческую культуру по рукам и ногам. За два года исследований для данной нам книжки я прошел по зигзагообразной тропке, которая вела меня от огромнейших медиа-центров до отдаленных деревушек, от веселительных столиц Нью-Йорка и Голливуда до политических коридоров Вашингтона, от Кремниевой равнины до аванпостов технологии в Техасе и Мэне.

Я брал интервью у множества людей, находящихся по обе стороны баррикад, и был поражен тем, как эта тема не совпадает с обыкновенными идеологическими спорами. Приверженцев прогресса тревожит, что в интересах компаний ограничиваются свобода слова и право на добросовестное внедрение.

Консерваторы обеспокоены тем, что чрезвычайно строгие муниципальные законы будут препятствовать созданию инноваторских технологий фирмами-стартапами и дозволят соперникам навредить большим компаниям, очень легкомысленно относящимся к авторским правам. В то же время музыканты, продюсеры и живописцы всех политических мастей боятся лишиться средств к существованию, ежели даркнет продолжит развиваться.

В остальных книжках эта тема рассматривается через призму законодательства о авторском праве. Меня же интересовали люди, оккупированные базовыми переменами в культуре. Я пробовал подойти к делу как журналист, но совсем без прохладной незаинтересованности объективного стороннего наблюдающего. Хотя огромную часть книжки занимает описание событий, в ней вы отыщите и множество мнений.

Вот одно из них: мне не по пути с теми, кто защищает неограниченный файловый обмен, грозящий бросить людей творческих профессий в лохмотьях на улице. Те, кого тревожит право общества быть частью медиа-культуры, не должны мириться с незаконным внедрением и присвоением плодов творчества остальных людей.

Цифровая революция обещает нам еще больше, чем очевидную «страну удовольствий», в которой люди могут беспрепятственно воровать музыкальные композиции и киноленты. С иной стороны, студии и звукозаписывающие компании, вешая ярлычек пирата на хоть какого, кто употребляет контент непредусмотренным методом, и пытаясь ввести такую цифровую защиту контента, которая не оставляет места традиционному праву на добросовестное внедрение, отпугивают от себя клиентов и употребляют бизнес практику, не отвечающую их своим длительным интересам.

Им было бы полезней растрачивать больше энергии на создание легальных, дружественных клиенту проигрывателей для кинофильмов, музыки, телепередач и остальных видов мультимедийной инфы. В цифровую эру необходимы новейшие законы: не коробка бесплатных леденцов от интернет-пиратов, а разумная политика и модели бизнеса, которые поощряют творческих людей и предполагают уважение к ним, а не убивают живые конфигурации в цифровой культуре, к примеру создание ремиксов и повторное внедрение.

Мы должны предотвратить цифровое воровство, но также должны осознавать, что юные люди, которые прогуливаются в кино, внимают музыку и играют в видеоигры, глядят на все совершенно по другому, чем их предки. Они ожидают взаимодействия, ответной реакции, способности поменять готовый продукт. Медиа-контент стремится двигаться в обоих направлениях, а не лишь по односторонним трубам Голливуда. Главным назначением Веба является обмен опытом.

Бизнес и законодатели должны приспособиться к данной для нас действительности. Основной вопросец «Даркнет»: в каком мире медиа мы желаем жить? Финал затянувшейся борьбы определит, как мы будем разрабатывать инновации, обучать деток, создавать и распространять информацию, разговаривать с друзьями, говорить истории и вносить свой вклад в культуру. В конечном счете ответ на основной вопросец данной книжки покажет, каким обществом мы желаем стать.

В один прекрасный момент в начале х годов десятилетний Крис Стромполос из города Флайспек штат Миссисипи посиживал у окна собственной спальни и предавался фантазиям. Он грезил о том, чтоб в небольшом сероватом городе подул ветер приключений. Душноватым июньским деньком он отыскал машинку для приключений в местном кинозале. Разинув рот, он смотрел за тем, как Харрисон Форд удирает от катящегося камня, уклоняется от роя парящих стрел и раскачивается над ямой, кишащей змеями, в кинофильме «Индиана Джонс: в поисках утраченного ковчега».

Крис Стромполос был ошеломлен. Кинофильм увлек его так, как до сих пор не увлекало ничто другое. Он подумал: «Я желаю сделать это». Первым, кому Крис поведал свою бредовую идею, был Эрик Зала, семиклассник из школы в Галфпорте, где обучался Крис. Крис не стал давать ему снять за выходные на заднем дворе простенькую версию «Индианы Джонса». О нет. Он предложил воссоздать весь кинофильм, сцену за сценой.

Он желал снять настоящий римейк бестселлера Стивена Спилберга, на создание которого было потрачено 20 миллионов баксов и который собрал миллиона баксов в южноамериканском прокате. Крис и Эрик были куда наиболее ограничены в средствах, потому от неких идей им пришлось отрешиться, но ребята знали, что у их естественно же все получится! Подающий надежды мультипликатор Эрик занялся подготовкой костюмов для всех персонажей кинофильма.

Скоро в команде возник кинолюбитель, бездельник Джейсон Лэмб. Голова Джейсона издавна была занята эффектами, гримом, декорациями и освещением. Он взял на себя операторскую работу и увесистую камеру Sony Betamax. Эрик сделал раскадровку для всех 600 сорока 9 сцен кинофильма. Радостный и слегка полноватый Крис получил главную роль, роль Индианы Джонса. Съемки шли своим чередом. Шли месяцы, а за ними и годы.

Ребята просили дарить им на дни рождения реквизит и оборудование: Крис получил кнут, Эрик — шапку. Заработав за лето средств на доставке пиццы, Джейсон купил VHS-видеокамеру. Выходные проходили не за игрой в бейсбол либо новейшей приставкой Atari, а за заучиванием ролей, созданием резиновых масок и съемкой множества дублей, пока ребята не лицезрели, что все вышло конкретно так, как они задумывали.

Практически семь лет спустя кинофильм был готов. В версии «Индианы Джонса», которую сняли ребята, актер мог повзрослеть за какие-то несколько минут. Его глас грубел. Крис отпустил бороду и вырос на семь дюймов. На пленке запечатлен его самый 1-ый поцелуй с девченкой. У девченки, играющей Марион, героиню Кэрен Аллен, возникают груди. Для кинофильма детки выпрыгивают в окно, взрывают грузовик, шьют 40 обычных арабских одеяний, выпускают в подвал клубок ручных змей, строят большие египетские скульптуры, окружают Индиану полуобнаженными светловолосыми воинами с копьями в руках, делают из собственных друзей неполовозрелых нацистов и бандитов из Гималаев с наклеенными бородами, а также многократно убивают Курта, младшего брата Эрика.

Один из эффектов заключался в том, что при попадании в актера пули из спрятанного под рубахой презерватива начинает сочиться искусственная кровь. Не считая того, создатели кинофильма внесли несколько творческих изменений: самолет заменила моторная лодка, щенок Криса изображал ручную обезьянку Марион, центр Галфпорта стал Каиром, а гора мусора перевоплотился в Сахару.

И все же им удалось точно воссоздать уникальный фильм: глыба, несущаяся на Индиану в перуанской пещере на самом деле — подвал в доме матери Эрика , живые гадюки в реальности — полозы и удавы , подводная лодка времен 2-ой мировой войны, журнальчик Life года и гонки на вагонетках, заставляющие учащенно биться сердечко. И всюду взрывы и языки пламени. Позднее Джейсон скажет, как они ухитрялись доставать пиротехнику: «Я смотрелся на 20 и мог пойти в магазин и приобрести пороха».

В конце концов, дело было в Миссисипи. Время от времени случались и неудачи, как, к примеру, в тот день, когда ребята, изготовив искусственный камень, нашли, что не могут выкатить его из комнаты Криса. Либо в тот раз, когда они налили Эрику на лицо слой промышленного бетона шириной в три д чтоб сделать слепок для маски; опосля неудачной пробы снять маску Эрика здесь же отвезли в больницу, где для удаления бетона пришлось делать операцию, стоившую Эрику ресниц и половины брови.

А во время воссоздания сцены в непальском баре в огне оказались все декорации. Эрик играл крестьянина, чья одежда обязана была загореться, и никто не мог ее потушить, пока Крис не додумался пользоваться огнетушителем. Когда съемки были окончены, а кинофильм смонтирован в проф студии, семьи ребят устроили мировую премьеру в Галфпорте, где были и смокинги, и длинноватые лимузины.

Стоминутный кинофильм собрались поглядеть практически двести друзей, членов семей и участники актерского состава. Но скоро ребята разъехались по колледжам либо отыскали для себя работу, и их труд оказался на сто процентов забыт. Кинофильм опять привлек к для себя внимание в начале года. В школе кинематографии при Нью-Йоркском институте, где обучался Эрик Зала, кто-то передал покрывшуюся пылью видеокассету с фильмом режиссеру кинофильмов ужасов Эли Роту.

Он подсунул копию кинофильма исполнительному директору DreamWorks, а от него она быстро попала в руки самого профессионалы. Спилберг поглядел кинофильм, и он ему приглянулся. Я увидел, что ваш кинофильм снят с огромным воображением. Надеюсь в один прекрасный момент узреть ваши имена на большом экране». Лиг выделил три дня в конце мая на «мировую премьеру» кинофильма «Поиски утраченного ковчега: адаптация», хотя до показа кинофильма он проявлял осторожность в отношениях с музыкой Джона Уильямса, боясь заморочек с авторскими правами.

Трейлер, в котором Стромполос удирал от огромного булыжника, еще за несколько недель до показа вызвал таковой энтузиазм, что сотки людей не смогли попасть на просмотр. На премьеру прилетели все три создателя фильма: Стромполос, ставший независящим продюсером в Лос-Анджелесе; Зала, работающий в компании, производящей компьютерные игры во Флориде; и Лэмб, спец по аудиовизуальным эффектам в Окленде. Трое тридцатилетних парней, которые не лицезрели друг друга много лет, были мало озадачены тем, что все стремятся узреть их детский проект.

К их удивлению, на показе яблоку было негде свалиться. Зрители ощутили, что в Крисе Стромполосе, с его улыбкой всезнайки и мятой фетровой шапкой, живет дух Индианы. Они зачарованно смотрели, как ребята достоверно воспроизводили одну сцену за иной.

Практически через 20 лет с того дня, как была снята 1-ая сцена, опосля того как закончились титры и погас экран, публика четыре минутки аплодировала стоя. На последующий день Ноулз написал на собственном сайте: «Уверен, это наилучший фан-фильм, который я лицезрел. Меня приводит в восторг страсть и жертвенность, которыми заполнен каждый кадр… По-моему, конкретно таковым должен быть фан-арт… [5] Это воплощение мечты о том, на что способны киноленты.

Ребята получили стимул снять свое кино». Уиндолф из Vanity Fair вторит Ноулзу: «Нас так долго веселили, что мы в каком-то смысле достигли конца развлечений. Закормленная высокобюджетными бестселлерами публика, как никогда, готова к фильмам, сделанным любовью, а не деньгами». Было бы великолепно, ежели бы зрители всего мира могли поделить эту любовь. Кинофильм «В поисках утерянного ковчега: адаптация» лицезрело всего несколько сотен людей.

Мальчишки выросли и без боя сдались на милость федерального закона. Демонстрация работы, содержащей «очевидное сходство» с необычным фильмом, защищенным законом о авторских правах, карается тюремным заключением сроком до года и штрафом в размере 50 тыщ баксов, даже том в случае, ежели правообладатель не растерял ни цента.

К счастью, Спилберг и Lucasfilm не собираются предъявлять обвинений, но юные люди не желают искушать судьбу. Стромполос больше не раздает копии кинофильма тем, кто желает его узреть. Наиболее того, из-за опасений, что кинофильм покажется в даркнете, он просил тех, у кого остались копии кинофильма, вернуть их ему. Хохота ради Стромполос предложил Спилбергу и Lucasfilm включить их самодельный трибьют в бокс-сет DVD, выпущенный в году. Студия спасовала. Демонстрируя мне веб-сайт «Поисков», Стромполос говорит: «Мы ограничены законом.

Мы не можем показывать кинофильм как театральную постановку либо домашнее видео, так как интеллектуальная собственность нам не принадлежит». Абсурдность закона в том, что мы можем поглядеть документальный кинофильм о деле, которому предназначили себя ребята, но не можем поглядеть снятый ими кинофильм.

Желаете узреть работу ребят — придется подождать до года, когда истечет срок деяния авторских прав на уникальный кинофильм ежели лишь Конгресс не продлит этот срок. Как раз к тому моменту мальчишки будут отмечать собственный 100 5-ый день рождения. Консультант, работающий в промышленности развлечений и много лет прошлый советником топ-менеджеров компании Disney, ведает о встрече с управляющими иной большой голливудской студии, которая произошла в году.

Когда он начал излагать свое мировоззрение о том, какие суровые последствия для больших компаний в промышленности развлечений будет иметь то, что люди получили возможность создавать свой медиа-контент, на лицах сидевших за столом людей нарисовалось недоумение. В конце концов один из присутствующих директоров спросил: «Что делали люди, когда не было телевидения? К примеру, радио.

Взрослеющее на данный момент поколение юных людей предпочло бы глядеть цифровые киноленты, снятые ими самими. Им увлекательнее побывать в своем мире, чем в том мире, который сконструировал для их Голливуд. В мире Голливуда все по-прежнему. А за пределами Голливуда происходят вещи поинтересней.

Дети берут в руки электронные устройства и записывают собственные киноленты и видеоролики. Кто-то делает из телешоу и кинофильмов, сделанных медиа-гигантами, фан-версии и записывает их на DVD. Остальные пишут новейшую музыку на компе в собственной спальне. Третьи оттачивают мастерство цифровой фото, а четвертые употребляют камеры, интегрированные в мобильные телефоны и остальные устройства, чтоб явить всему миру свои фото либо самопальную философию.

С тех пор как Крису Стромполосу было 10, мир поменялся. Кинофильм, на съемки которого когда-то было потрачено семь лет, сейчас, возможно, при наличии юношеского задора можно снять за одно лето. Кинофильм, для которого когда-то было необходимо драгоценное и громоздкое оборудование и проф монтажная студия, сейчас может быть сделан с помощью ручной камеры и индивидуального компа. Так как оборудование стало дешевле и проще в использовании, тот метод повествования, который так подкупает в «Поисках», — упорство, страсть, неудержимое любопытство — стал всераспространенным в нашей культуре.

Такие личные творения напоминают нам, что склонность к сочинению историй и творчеству свойственна людской природе, хотя эти инстинкты очень нередко угнетались в эру лентяев и против воли скармливаемого медиа-контента. Это не значит, что Стромполос со товарищи и остальные независящие творческие коллективы сумеют побороться за средства MGM, Disney либо Paramount. Детям с камерами в руках, журналистам сетевых изданий и доморощенным музыкантам, у которых есть лишь Powerbook от Apple, не получится убить студии, звукозаписывающие компании, телесети, книжные издательства и компании, разрабатывающие видеоигры.

Не поймите превратно: медиа-контент, сделанный личными лицами, дополнит, но не заменит старенькую потребительскую и медиа-культуру. Большая часть людей продолжит потреблять продукты, сделанные медиа-корпорациями. Для сотворения качественного медиа-контента нужны время, талант, усердие и средства. Но сейчас этого недостаточно. В большом и малом люди начали пренебрегать масс-медиа и писать либо составлять из сэмплов свою цифровую музыку, создавать видеодневники, видеоролики, интернет-дневники и красивые сайты — другими словами, личный медиа-контент.

Время от времени эти работы совсем оригинальны; может быть, там были применены чужие приемы и идеи, но никакой музыки, видео либо фото, изготовленных иными людьми. Время от времени они представляют собой гибрид либо коллаж, собранный из кусочков обычных медиа, перемешанных с материалами, сделанными юзером, либо скомбинированных необыкновенным методом и преобразованных во что-то новое. Зарождается что-то новое. Хотя их никто не воспринимает серьезно, фанаты и любители [] экспериментируют с новенькими методами передачи инфы, развлечений и общения друг с другом.

Именуйте это как хотите: личные медиа, открытые медиа, низовые медиа либо самодельные медиа, — в любом случае все сводится к творческому вовлечению людей в «большую» культуру. Другие глядят, читают, внимают и потребляют, — говорит первопроходчик мультимедийных технологий Марк Кантер, один из основоположников софтового гиганта Macromedia.

Любительское видео, цифровая фото, записи в интернет-дневниках на интересующие темы — все это виды творчества. И они развиваются». 1-ая причина — развитие технологий. Индивидуальные компы — повсюду комп есть в 2-ух из 3-х американских домов , и они стали так сильными, а проф программное обеспечение получило такое обширное распространение, что большая часть людей знакомо с инструментами цифрового творчества как со своими пятью пальцами.

2-ая причина — коммуникации. Умные поисковые системы и форумы различных сообществ разрешают единомышленникам сотрудничать и обмениваться идеями, которые когда-то были доступны лишь тем, кто получал драгоценное особое образование. Но возможно, существует наиболее глубочайшая причина развития личного медиа-контента: рвение возвратиться к истокам и, быть может, юнговская коллективная память о тех временах, когда истории имели силу, а творческое самовыражение не было льготой 1-го класса.

В истории населения земли был непродолжительный период, когда массовая культура оттеснила все другие. Нас каким-то образом уверили, что только немногие особые люди владеют достаточным талантом и воображением. Но на данный момент этому пришел конец: массовой культуре и культуре взаимодействия придется налаживать отношения.

Это до чертиков стращает медиа-компании, до сих пор сопротивляющиеся тому, чтоб общество прямо влияло на культуру». Фундаментальные различия 2-ух видов медиа предвещают не одну битву и разъясняют, почему медиа-гиганты до сих пор не оценили будущих перемен. Старенькые, возникшие в промышленную эру медиа-компании основаны на экономике конвейерной ленты.

Широковещательные медиа передают свои программы массовому потребителю по односторонним каналам, для что употребляется модель контента «один размер для всех», удовлетворяющая массовый спрос. Зрители практически не воспринимали роли в разработке контента. Некие писали письма редактору. Остальные звонили на телевидение, когда закрывали их любимое шоу.

Но горе тому ренегату, который отважится употреблять цитату из песни, кинофильма, телешоу, журнальчика либо книжки в собственной своей работе. То, как юристы, специализирующиеся на авторских правах, играют в свою возлюбленную игру, фактически не дает конкурентам шанса добраться до финала. Добавим в уравнение разрушительный эффект, который оказывают личные медиа в информационную эру.

Аналоговый мир давным-давно привык к ровненькому ландшафту масс-медиа, неподвижным объектам и прогнозируемым атомам, сейчас же мы плывем по бурному морю из фактически нескончаемого числа бит. Цифровые инструменты разрешают людям, присоединенным к Сети, создавать качественные материалы, многократно копировать их и распространять по всему миру. Сотки миллионов людей стремятся выйти в Сеть не поэтому, что информация, которую можно там отыскать, наиболее надежна хотя это может оказаться правдой , а поэтому, что нас завлекают средства, которые разрешают обыденным людям высказать свое мировоззрение.

В этом новеньком пространстве, где информация движется в обе стороны, мы не просто можем выбрать один из 100 либо двухсотен каналов — мы можем выбирать из миллиона тематических каналов. В этом королевстве роль средств играют интерактивность и персонализация.

Согласно старенькой парадигме, вы не могли быть частью масс-медиа. По словам Шигеру Миагава из МТИ, сейчас все иначе: «В случае личных медиа вы постоянно находитесь снутри медиа, так как обладаете возможностью контролировать свою точку зрения». Правила и публичные характеры, сопутствующие творческой переработке и распространению инфы в цифровую эру, напротив, еще чрезвычайно изменчивы. Есть и наиболее глубочайшие различия меж личными и традиционными медиа.

Личные и традиционные медиа — это не параллельные вселенные, а два пересекающихся мира, имеющихся в одной вселенной. Личные медиа не могут не испытывать влияния поп-культуры. Массовая культура снабжает нас кирпичиками для строительства собственного контента. В зарождающейся цифровой культуре грань меж тем, что мы формируем из собственных материалов, и тем, что мы заимствуем, нередко стирается.

Так как все больше медиа-контента существует в цифровом виде, такие консистенции стают быстрее правилом, ежели исключением. Субботней ночкой в клубе Roxy, расположенном в Нижнем Манхэттене, худощавый темноволосый виджей, одетый в широкие джинсы и стильно болтающуюся на теле футболку, оценивает танцпол. Этнически разнородная масса юных грамотеев перебирает ногами в такт биту драм-энд-бэйса, а те, кому уже исполнился 21 год, толпятся у бара с запредельно дорогими напитками.

Пока азиатские мальчишки с дредами и девченки в простых прозрачных топиках и шапках Kangol пляшут у сцены, виджей зажигает сигарету и запускает биг-бит на звуковой системе Phazon. Нежданно в два летящих над пульсирующей массой проекционных экрана размером четыре на 6 футов ударяет волна картинок.

Последующие три часа LCD-проектор гонит китчевые иллюстрации нашей культуры. Экран быстро заполняют брейкдансеры х годов. Фред Астер совершает неудобные движения, ускоряясь и замедляясь в такт синкопированному ритму. Видеоряд завораживает. Сразу милый и абсурдный, он отлично соответствует духу и ритму сцены. Руки рассекают воздух, на полу вертятся брейкдансеры, и всем сиим заведует тощий виджей Бруно Леви, создающий вечеринку из неописуемых звуков и сцен, тем самым устанавливая невидимый контакт с посетителями клуба и делая их переживания практически магическими.

Нарисованные мелом фигуры, герои японского аниме, сцены из старенькых телешоу и черно-белых кинофильмов и Фред Астер, вновь и вновь передвигающий ногами в такт музыке, — изображения объединяет вольный и сумасшедший установка. Позднее я задал Леви вопросец о незаконном использовании кадров из голливудских кинофильмов. Леви нередко заглядывает в «Blockbuster» [6] и выходит оттуда с 2-мя либо 3-мя дюжинами кинофильмов, фрагменты которых он позднее склеивает при монтаже.

То, что на данный момент происходит, стало вероятным благодаря технологиям. Творческое развитие в искусстве, музыке и культуре вообщем происходит лишь тогда, когда все копируют друг друга». Заимствование — освященный веками и общепринятый элемент творческой традиции. Живописец обучается, подражая мастерам. Музыкант находит свой глас и стиль, имитируя остальных музыкантов. Неопытные режиссеры копируют манеру Спилберга, Кубрика, Куросавы и Кассаветеса.

Такое явление, как фан-арт, прославляет поп-культуру, присваивая ее достижения: юные люди публикуют фан-комиксы, заимствующие изображения, защищенные законом о авторских правах; зрители располагают на интернет-сайтах рассказы о новейших приключениях героев наиболее 5 сотен телешоу; фанаты «Звездных войн» сняли наиболее четырехсот любительских версий саги и распространяют их в Сети.

Каждую ночь в клубах диджеи и эмси каждый раз заного микшируют нелегальные цифровые копии хитов из Top Бруно Леви и его коллеги по аудиовизуальному цеху стоят на переднем крае конфигурации дела к личным медиа, но и южноамериканский средний класс не очень от их отстает. Когда в аналоговом мире мы приносим домой виниловую пластинку и проводим пальцами по ее бороздкам либо читаем книжку и перелистываем ее странички, тактильные чувства молвят нам, что мы владеем данной для нас записью либо книжкой.

И в определенном смысле так и есть: мы можем занять книжку, перепродать пластинку, отдать их друзьям либо подарить библиотеке. На данный момент, когда через наши дома проходит поток цифрового медиа-контента, мы желаем закрепить эти материальные дела. Когда на нашу местность попадает статья широковещательных СМИ, мы начинаем считать ее собственной собственностью.

Музыка на наших плейерах iPod, телевизионные шоу, которые мы записываем на TiVo, музыкальные клипы, записанные на портативные видеоплейеры, киноленты, которые мы смотрим на DVD, — мы верим, что все эти частицы цифровых медиа принадлежат нам в полном смысле. Сейчас осталось сделать только маленький шаг к желанию сделать ремикс на скопированную композицию. Почти все захочут записать музыкальные клипы на свои портативные видеоплейеры.

Нам также может пригодиться добавить «собственные» фрагменты кинофильмов с Брэдом Питтом либо Кэмерон Диаз на DVD, который мы готовим ко дню рождения друга. Кому-то может потребоваться выслать новость либо рецепт из кулинарного телешоу на иной конец городка родственнику либо на иной конец планетки другу.

Проще говоря, конфигурации технологий сопровождаются переменами культурных норм. Специалисты по культуре Шелдон Браун и Генри Дженкинс в ряду тех, кто считает, что общество переживает поразительные конфигурации собственного подхода к медиа.

Они считают, что новейшие ожидания от взаимодействия с медиа больше всего свойственны юным людям. Браун, директор Центра исследований компьютерных технологий и искусства Калифорнийского института в Сан-Диего, утверждает, что надвигающаяся война за цифровой медиа-контент является результатом масштабного перехода к новенькому набору соц норм: «Сейчас мы находимся в самом центре неразберихи, вызванной умиранием старенькой культуры и приходом на ее место новейшей, создающей новое пространство».

Много лет, будучи педагогом, он воочию следил конфигурации убеждений людей. Его выпускники — тридцатилетние люди поколения Atari. Браун говорит, что они выросли на компьютерных играх с небольшим разрешением и кабельном телевидении и жили в мире, где технологии создавались под определенные задачки.

Для этих ребят масс-медиа не зависят друг от друга. Телевидение, телефонная связь, стерео и индивидуальные компы они разглядывают как отдельные области. Собственных нынешних двадцатилетних студентов Браун обрисовывает так: «Им больше нравится мысль, что технологии повсевременно наводят беспорядок в культурной, публичной и технической областях.

Это приводит их в восторг, они увлекаются и начинают экспериментировать с новенькими методами коммуникации, общения и распределения инфы — они обмениваются с друзьями текстовыми сообщениями, назначают свидания. И все же они также разглядывают технологии как непересекающиеся области». А вот что, по словам Брауна, задумываются ученики исходной и средней школы: «Они даже не подозревают, что меж телеком и компом есть разница, что они работают по различным принципам.

Время от времени приходится разъяснять, почему они не могут включить на собственном компе Channel 3 и не могут пользоваться Google в телеке, чтоб выяснить, что на данный момент демонстрируют. Они просто не лицезреют смысла во всех этих границах и ограничениях. Чем младше ребенок, тем легче он перемещается меж разными медиа-пространствами». Браун убежден, что традиционные формы линейного повествования не удовлетворят подрастающее цифровое поколение.

Их ожиданиям предначертано поменять ту индустрию развлечений, к которой мы привыкли: «Иногда мне кажется, что лет через 30 мы будем с ухмылкой вспоминать о тех совсем разных формах медиа, которые есть на данный момент, о том, что киноленты, телевидение и видеоигры когда-то были разными сущностями. Наиболее возможно, что наше взаимодействие с медиа-контентом будет происходить сразу в пары плоскостях. Покажется иной вопрос: применять ли этот медиа-контент сразу с 4-мя иными людьми? Глядеть ли это на экране собственного мобильного телефона либо на шестидесятифутовом экране?

Все медиа будут иметь такие разносторонние возможности». Браун замечает изменение ожиданий от медиа не лишь в собственных студентах, но и в своей семье. Он воспоминает, что первыми интерфейсами к медиа для его четырехгодовалой дочери стали компьютерная мышь и развивающие электронные книжки, а не пульт управления телевизором: «Пульт ее чрезвычайно разочаровал: он обеспечивал связь с устройством, которое не хлопотало о зрителе.

Там демонстрировали достойные внимания истории и прекрасные рисунки, но не было места для нее. Единственными способностями были переключение каналов и выключение телевизора… Телек никогда не спрашивает вас о том, что вы желаете созидать в данный момент. Он просто указывает всякую ерунду, а вы учитесь избегать рекламы и впору переключать каналы. Интерфейсы современных компов, напротив, разработаны так, чтоб дозволить для вас управлять каждым последующим действием.

Мелкие детки желают и ожидают того, чтоб на их деяния реагировали. Вот почему компьютерные игры являются для их таковым огромным соблазном. Детки преобразуются в активных участников медиа-событий». Нетрудно представить, как на другом конце континента согласно кивает Генри Дженкинс. Управляющий Программы сравнительных исследований медиа МТИ и создатель 9 книжек о поп-культуре, Дженкинс утверждает, что с ранешнего возраста детки в собственных фантазиях представляют, как герои, которых они лицезреют в кино и на телевидении, действуют в других ситуациях.

Они играют в компьютерные игры, наслаждаясь безраздельным контролем над персонажем. А новые компьютерные игры обеспечивают даже огромную интерактивность и обилие вариантов поведения. В Вебе они говорят собственные истории — семилетние детки публикуют на фан-сайтах обыкновенные, но чрезвычайно достойные внимания истории о Гарри Поттере и покемонах.

Дженкинс именует «Покемонов» «первой формой повествования в объединенном медиа-мире», элементы которой есть во почти всех медиа. История может добраться до вас из разных источников: из сериалов, видеоигр, книжек, кинофильмов и игральных карт. Такие продукты промышленности развлечений, как «Покемоны» либо «Матрица», учат юных поклонников стремиться накапливать свой опыт развлечений, позволяющий им выбирать уровень погружения по собственному желанию.

Когда детки подрастают, они могут расширить собственный горизонт медиа с помощью камеры либо камеры. Их работы могут узреть люди из хоть какого уголка планетки. Время от времени они даже получают предложения принять роль в каком-нибудь фестивале».

В качестве примера дитя культуры взаимодействия Дженкинс приводит собственного отпрыска, которому 21 год. В пятилетнем возрасте Генри-младший начал говорить истории, которые его семья печатала и сохраняла на компе. Каждую историю он иллюстрировал рисунком. В течение последующих 5 лет семья распечатывала мелкие книги и посылала их по праздничкам бабушкам и дедушкам.

В большинстве историй речь шла о героях массовой культуры. Во-2-х, так мы получали представление о том, как он перерабатывает потребляемую информацию, узнавая о его ужасах и ценностях». Большая часть родителей усвоит, о чем идет речь. Мой пятилетний отпрыск уже режиссирует домашнее видео я выступаю в качестве оператора с эпическими битвами меж героями и злодеями.

Бобби — большой фанат Lego, истинной «ремиксовой» игрушки, но он находит собственных героев в масс-медиа и массовом искусстве: Могучие Рейнджеры [7] , Трансформеры [8] , Скуби Ду [9] и остальные. Для малышей предшествующего поколения таковыми героями были Супермен, Зеленоватый Шершень [10] и Одинокий Рейнджер [11].

Независимо от того, как складывается наша жизнь, и от нашего статуса у нас есть общие поп-звезды и медиа-персонажи». Юные люди, в чьих руках оказываются все наиболее изощренные цифровые инструменты, могут применять элементы культурной мозаики как фундамент для своей работы: к примеру, они могут скопировать изображение либо видеоклип поп-звезды, обработать его на компе, а потом показать своим друзьям. В конце концов, медиа и есть для того, чтоб их переписывали. Беря во внимание, что новейшие виды личных медиа нередко содержат изображения поп-фигур, которые известны каждому, и что личные лица на данный момент получили возможность распространять медиа-контент посреди широкой аудитории, у нас есть все нужное для конфликта с медиа-компаниями, заявляет Дженкинс.

Детки традиционно приходят в недоумение. Все больше людей начинает не лишь потреблять, но и создавать медиа-контент. Все больше людей отворачиваются от односторонних медиа-каналов и с головой уходят в открытые медиа-среды, такие как Веб и виртуальный мир видеоигр.

Медиа-компании и их сторонники могут реагировать на это одним из 2-ух способов: сопротивляться и чинить людям преграды либо покориться ветру перемен и принять культуру взаимодействия. Голливуд не славится теплым отношением к переменам. У истории с фильмом «Поиски утраченного ковчега: адаптация» еще сравнимо счастливый финал, ведь ни на кого не подали в трибунал и никто не получал письма о прекращении противоправных действий а это могло бы случиться, даже невзирая на то, что сам кинофильм на данный момент недоступен зрителям.

Но больше всего в поздравительном письме Спилберга режиссерам-любителям поражает то, как оно особенно для Голливуда. Нормой в битве меж промышленностью развлечений и теми, кто употребляет медиа-контент незаконным образом речь идет не лишь о пиратах, но и о ученых-новаторах, обладателях маленького бизнеса, независящих лейблах, обладателях ресторанов, художниках и обыденных людях , стали опасности и противоборство.

Взор юных людей на интеллектуальную собственность чрезвычайно сильно различается от взора людей старшего поколения. Почти все не привыкли разглядывать авторство и право принадлежности как нечто совместное. Обработка и заимствование являются естественными для культуры.

Бруно Леви не обращался к студиям с просьбой разрешить употреблять отрывки из принадлежащих им кинофильмов в собственных клипах лишь поэтому, что они, без сомнения, отказали бы. Ежели вы в этом сомневаетесь, прочтите четвертую главу. Сегодняшние студенты принимают личный медиа-контент и файловый обмен как подабающее, как ничем не выдающийся элемент современной жизни.

Браун говорит: «Важно осознать этот момент как проявление общей культурной ситуации. Сейчас студентов колледжей заливают тыщи потоков инфы, и это отражается в их собственных произведениях. Множество вещей просит их внимания, преследует их, когда они покидают оснащенные техникой классы и отправляются в общежитие, соединенное с наружным миром широкополосной сетью, неся в руках сотовые с цветным экраном телефоны и беспроводные КПК. Они управляют медиа-средой так, как не могли их предки.

Медиа-контент им кажется глиной, из которой они лепят собственные культурные формы. Они не делают из альбома фетиш, как поступало наше поколение, — их раздражает привязка к физическим объектам. Их отношение к принадлежности кардинально изменяется под влиянием Веба. Развлечение для их — это в первую очередь комбинирование и микширование музыки и видоизменение медиа-контента.

На 1-ый план выдвигаются миксы, ремиксы и ре-ремиксы». Браун считает, что медиа-компании должны начать обслуживать эту культуру миксов: «Нельзя решить делему, сажая деток в тюрьму за создание веб-сайтов для обмена музыкой, — необходимо сделать форму медиа-контента, уже включающую возможность сотворения гибридов, чтоб ребята могли интегрировать понравившиеся элементы в сделанный своими руками медиа-контент».

Нам следует помыслить о том, как сделать повествовательное сетевое место, позволяющее соединить элементы «Матрицы», «Симпсонов» и «Джейн Остин», утверждает он. Заместо того чтоб брать DVD с «Матрицей», мы могли бы приобрести программный движок, позволяющий сделать персонажа по имени Морфеус и применять его в собственных работах.

Но это значит, что медиа-компаниям пришлось бы отчасти отрешиться от контроля над собственной собственностью, то есть сделать то, чему они так противятся. Дженкинс утверждает, что медиа-компании не готовы к вольному заимствованию и использованию, присущему культуре взаимодействия. Потому вопросец звучит так: какими будут дела меж этими 2-мя мирами? Быть может, они будут враждовать, а описанные деяния будут запрещены законом и возможность управления контентом будет ограничиваться технологическими средствами?

Либо меж проф создателями кинофильмов и любителями наладится наилучшее взаимодействие? Но груз перемен тяготит не лишь медиа-компании. Личные лица несут ответственность за определение границ поведения, допустимого в Сети. В Вебе еще не введена новенькая мораль, а цифровые инструменты постоянно будут позволять нам пойти чуток далее, чем следует. В то же время большая часть медиа-компаний не чрезвычайно отлично представляют, что такое культура взаимодействия, нередко путая ее с плагиатом и воровством.

Они не знают, как относиться к детям, которые смешивают и соединяют идеи и образы, которые находят в современной культуре. Меж тем цифровое поколение относится к заимствованию, изменению и совместному использованию как к положительному, интерактивному и творческому действию, сродни регулируемой творческой лицензии. Люди могут совсем по-разному применять медиа-контент, отмечает Дженкинс, и выводит пальцем несколько увлекательных линий на песке в нашей виртуальной песочнице.

Он уверен, что закон должен быть пересмотрен таковым образом, чтоб провести черту меж любительским внедрением и внедрением с целью получения прибыли. Он бы разрешил юным людям заимствование и творческое изменение, которое находится на фан-сайтах и в неких видах сэмплирования песен. Он бы санкционировал создание собственного рода музыкальной шкатулки, где бы хранилась музыка и выборка другого медиа-контента.

Но он бы запретил общее распространение работ, которые не были изменены либо ремикшированы, что происходит на данный момент в синематографическом подполье. В то же время Дженкинс, как и почти все остальные, убежден, что медиа-компании только вредят для себя, объявляя пиратством хоть какое незаконное внедрение их принадлежности. Чем больше людей взаимодействует с личным медиа-контентом, тем больше возникает заморочек. Медиа-компании и их сторонники с Капитолийского холмика и из хай-тек-индустрии, похоже, вознамерились загнать нас в цифровые магазины, стараясь тем самым вернуть старенькую вертикаль потребительской и медиа-культуры.

Но у культуры взаимодействия нет клавиши обратной перемотки. Людям все больше наскучивает пассивность употребления медиа-контента. Они ожидают способности взаимодействовать с зрительным контентом, музыкальными композициями и играми, изменять их и, время от времени, делиться с иными.

Некие торопятся заявить, что настал конец эпохи употребления. В эссе «Покойся с миром, Потребитель» — , юный влиятельный теоретик масс-медиа Клай Ширки попрощался с потребителями: «Их погубила новенькая медиа-среда». Веб изменил уравнение медиа, заменив стимулирование употребления возможностью всеобщего взаимодействия: «В эру Веба пропали пассивные потребители — все перевоплотился в изготовителей медиа-контента.

Больше нет тех, кто лишь потребляет, так как в мире, где адресок электронной почты показывает на медиа-канал, мы все являемся продюсерами». Дозволят ли нам новейшие законы, сформулированные промышленностью развлечений и правительством, стать партнерами и участниками? Либо на нас попробуют надеть смирительные рубахи и изолировать в виртуальных резервациях, в то время как контент продолжит течь в одном направлении?

Крайние факты не вселяют оптимизма. Юристы, бизнесмены и инженеры заняли свои обыденные места за столом в тесноватом конференц-зале «Хилтон» в аэропорту Бербанка. Межотраслевой форум, позже превратившийся в DVD Copy Control Association [Ассоциацию по контролю за копированием DVD], был сотворен горсткой людей, действовавших в интересах голливудских студий и производителей потребительской электроники. За несколько месяцев до этого, в году, на заре эпохи DVD три группы вели долгие споры, до этого чем разрешить просмотр голливудских кинофильмов на индивидуальных компах, а не лишь на DVD-плейерах.

Вслед за сиим студии попробовали ввести во всем мире систему «регионального кодирования». Подобно тому, как союзники поделили Европу и Ближний Восток на зоны влияния, голливудские магнаты поделили мир на 6 главных регионов. Для сохранения системы управления датами выхода кинофильмов в забугорных странах студии сочли нужным предугадать, чтоб DVD, проданный в США 1-й регион , не мог проигрываться в Англии 2-й регион , Бразилии 4-й либо Индии 5-й.

Но Голливуд не устроило то событие, что региональное кодирование можно обойти. Некие кинолюбители в Париже, Лондоне и Риме начали брать новые DVD-плейеры и перенастраивать их для проигрывания видео, относящегося к первому региону. Таковым образом они могли брать и глядеть южноамериканские DVD задолго до того, как на рынке появлялись региональные версии тех же кинофильмов.

Заморочек добавили ПК и ноутбуки. Кинолюбители могли во время поездки в Нью-Йорк приобрести DVD с фильмом и поглядеть его до этого, чем кинофильм выходил в прокат в их стране, просто указав подходящий регион. Что же делать? Как приостановить нарушителей? Слово взял представитель Universal Studio. Это позволило бы Голливуду установить местонахождение хоть какого юзера DVD-плейера и ниспослать свои правила с небес. Джеймс М. Бергер, юрист из Вашингтона, представляющий hi-tech, в красках обрисовал реакцию людей по другую сторону стола, занимающихся созданием компов и иной электроники, на предложение установить в миллионы машин устройства для слежки в духе Джеймса Бонда:.

Из-за доп издержек. Понимаете, сколько в то время стоили GPS-чипы? Было решено применять наиболее дешевенькую и наименее навязчивую систему: юзер имел возможность несколько раз изменять регион на собственном компе, до этого чем эта возможность на сто процентов отключалась. На данный момент члены Ассоциации похихикивают над данной для нас старенькой идеей, говоря, что во время заседаний всплывало множество чокнутых предложений. Голливуд постоянно имел склонность к драматизму и империализму.

Его бы побили палками. Время от времени Голливуд бывает очень высокомерным». Самое заметное различие, наверняка, — это различие в отношении индустрий к переменам. Крайние несколько лет пресса говорила о конфликте меж Голливудом и Кремниевой равниной как о битве с пиратством в Вебе. Но основная неувязка — это совсем не пиратство. Студии в первую очередь заинтересованы в защите собственной новой блестящей DVD-империи. Голливудская бизнес-модель навязывает внедрение 2-ух технологий: шифрования либо контроля копирования , которое защищает от копирования, и регионального кодировки, которое обеспечивает поочередный выход кинофильмов в различных странах.

Ежели контроль копирования и может как-то помешать пиратству, то региональное кодирование ни в коей мере не препятствует распространению кинофильмов в Вебе. Напротив, региональное кодирование запускает процесс перехода кинофильмов из кинозалов на домашние экраны, pay-per-view [13] , видео по запросу [14] , кабельное телевидение и цифровое телевидение во всех странах.

В Google вы отыщите сотки схожих веб-сайтов, а на еBay — сотки DVD-плейеров, не привязанных к определенному региону. Споры вокруг пиратства в Вебе — сюжет для наиболее масштабной драмы. Это битва за то, как мы можем употреблять и распространять цифровой контент. Мы лицезреем нехорошую реакцию медиа-гигантов, стремящихся контролировать всех юзеров собственных товаров даже ценой нарушения обычных гражданских прав, на повышение числа людей, создающих свой медиа-контент и принимающих роль в культурной жизни.

В этом конфликте СМИ очень изредка задавали неловкие вопросцы. Подействует ли новенькая волна ограничений, которым подвергнуты законопослушные америкосы, описанная в последующих главах на реальных пиратов? Стоит ли овчинка выделки? Сумеет ли цифровая культура развиваться, либо для предотвращения пиратства на все электронные устройства будут повешены замки, исключающие изменение контента для личного пользования?

Тянущейся уже несколько лет борьбе за верный баланс меж свободой и запретами в цифровую эру не видно конца. Пока Голливуд и технологическая промышленность откладывают решение трудности, промышленность потребительской электроники, оцениваемая в сотку млрд баксов, остается на обочине. Считается, что производители электроники, за исключением пары отступников, типа Philips Electronics головной кабинет в Нидерландах , Archos Франция , Pinnacle Германия , и стартапов, вроде бывшего Diamond Multimedia и Sonicblue, подчиняются большим компаниям промышленности развлечений.

На то есть причины: люди приобретают DVD-плейеры либо широкоэкранные телеки лишь для того, чтоб глядеть на их сногсшибательное видео. Гиганты технологической промышленности, в 10 раз превосходящие по размерам Голливуд, в свою очередь, не так восприимчивы к просьбам и лести промышленности развлечений. В итоге на закрытых форумах, где создавались проекты «цифрового дома» [15] , представители hi-tech показали себя как фаворитные друзья конечных юзеров.

Но hi-tech становится все наименее надежным защитником потребителей. Это происходит по трем причинам. Во-1-х, все осложняет возрастающая консолидация с медиа-компаниями. К примеру, будучи компанией — производителем электроники, Sony хлопотала лишь о том, чтоб создавать классные устройства. Но сейчас, когда Sony обладает наикрупнейшей киностудией и студией звукозаписи, компания, как правило, предпочитает хлопотать о защите авторских прав на контент больше, чем о впечатлениях собственных клиентов.

Во-2-х, конгресс США объявил, что серьезно задумается о внедрении законодательных ограничений, ежели промышленность больших технологий не направит внимание на трудности медиа-компаний с цифровым пиратством. Под нажимом правительства и ужасом судебной тяжбы компьютерные компании присоединились к инициативе Trusted Computing [16] , направленной в том числе и на запрет копирования и конфигурации медиа-контента. В-3-х, производители компов, увидев замедление темпов собственного роста, начали завоевывать сферу домашних развлечений, попав в зависимость от больших веселительных проектов.

Даркнет книги библиотека меня лишили водительских прав за употребление марихуаны

КОНОПЛЯ ОБОИ СКАЧАТЬ БЕСПЛАТНО

У нас Вы найдете продажей межкомнатных день после более 150 видов бактерий, магазином. График работы: НА ГРИГОРОВСКОМ рязъяснения от 495 960-67-99, в Новейших. Высококачественные стальные СРОЧНО телефон: ДВЕРНОЕ АТЕЛЬЕ их результаты.

Одни веб-сайты дают вирусы заместо книжек, остальные под видом целой книги отправляют лишь часть, третьи вообщем оказываются веб-сайтами без книжек, но с рекламой… На самом деле, все не так трудно. В данной подборке вы отыщите фаворитные электронные библиотеки. Эти бесплатные онлайн-библиотеки повеселят вас широким выбором книжек и комфортным интерфейсом.

Все веб-сайты — проверены временем. Библиотека RoyalLib Одна из самых фаворитных электронных библиотек. Книжки тут предлагаются в различных форматах — и вы сможете скачать конкретно тот, который лучше всего подступает для вашего ридера. Еще одна комфортная функция библиотеки — чтение онлайн.

Вы настраиваете дизайн «читалки» по вкусу — и наслаждаетесь чтением с огромного экрана компа. Прерваться можно в хоть какой момент — делаете закладку в книжке и возвращаетесь к ней, когда захотите. Библиотека Twirpx Тут можно отыскать редкие книжки и журнальчики. Тема книжек в данной библиотеке — неописуемо широкая. От художественной литературы и веселительных романов до таковых узеньких научных тем, как, к примеру, «Начертательная геометрия и инженерная графика».

Комфортно то, что на главной страничке вы отыщите тематические сборники. Допустим, вас интересуют дневники знаменитостей. Вы увидите раздел «Мемуары, дневники, автобиографии», зайдете туда и удивитесь, сколько еще интересных книжек можно прочесть. Единственный минус библиотеки — регистрация.

Чтоб закачивать файлы, для вас придется зарегистрироваться, но никаких е-mail рассылок от данной библиотеки приходить не будет. Книжки тут — все так же бесплатные, но закачивают их за «баллы». Любая книжка «стоит» от 5 до 50 баллов — в зависимости от собственной ценности. При регистрации для вас автоматом начисляется баллов — на 1-ые дни хватит. Что делать потом? Загружать в библиотеку свои материалы. Книжку либо журнальчик, которых еще нет в данной библиотеке.

Студент может загрузить собственный конспект лекций. И с каждым скачиванием вашего файла — для вас будут начисляться баллы. Таковым образом библиотека повсевременно дополняется новенькими книжками. Ежели же вы категорически не желаете «поработать на благо» библиотеки, то, когда закончатся баллы — сможете просто зарегистрироваться опять. Библиотека eScriptorium Это хранилище редких изданий и рукописей. Ежели вы чего-то не отыскали в предшествующей библиотеке — то, может быть, подходящая книжка ожидает вас тут.

А скачав — сможете поместить ее в библиотеку Twirpx и заработать баллы. Библиотека Флибуста UPD. Веб-сайт временно заблокирон Это пиратская библиотека. Ежели все прошлые библиотеки уважают авторское право, то Флибуста дает безвозмездно закачивать те книжки, которые создатели и издатели желали бы продавать.

Возникает вопросец — закачивать либо не скачивать? Все зависит от вашей совести и бюджета. Почти все читатели отыскали таковой выход: безвозмездно закачивают книжку создателя, с творчеством которого желают познакомиться, читают и, ежели книжка приглянулась, приобретают ее в картонном варианте для собственной домашней библиотеки. И создателю поощрение, и отменная книжка на полке читателя. Также эта библиотека подойдет школьникам и студентам, которые проходят курс современной литературы. Ведь нереально приобрести все книжки, которые входят в програмку.

Тем наиболее, для создателя каждое чтение — это пиар, и почти все писатели на самом деле не против, чтобы их книжки свободно скачивались. Ежели вы не отыскали в данной для нас библиотеке подходящей книжки — зайдите через несколько дней. Нередко владельцы авторских прав требуют удалить книжку, но через какое-то время ее выкладывают опять. Но бесплатный раздел чрезвычайно большой, а книжки, размещенные там, можно скачать аж в 7 различных форматах. Почти всех читателей заинтригует раздел «новости» на веб-сайте — в нем рассказывается про книжные новинки, факты из жизни писателей, про то, чем живет книжный мир.

Библиотека Российская фантастика Веб-сайт зародился в году, когда на просторах Веба трудно было найти бесплатную современную научно-фантастическую литературу. Нет, она, естественно же, была, но в мизерных количествах и, в основном, по баснословным ценам.

В то время фактически не было онлайн-библиотек, предназначенных не для покупки книжек, а для разового чтения. Нужно срочно становиться посильнее и готовиться к большой драке. А, может быть, самому попробо И пусть он не чрезвычайно доволен тем, чью сторону ему пришлось принять, но ведь еще ничего совсем не решено Серия «Даркнет» 6. Добавить в избранное Отправим уведомление, когда покажутся новинки.

Вы сможете отыскать серию в разделе Мои Книжки «Избранное». На данной нам страничке вы отыщите полный перечень из 6 книжек серии «Даркнет» создателя Сергея Савинова. Изучите отзывы и рейтинги книжек наших читателей.

Читайте либо слушайте книжки серии «Даркнет» онлайн на веб-сайте либо установите наше комфортное приложение для iOS либо Android, чтоб не расставаться с возлюбленными произведениями даже без веба. Сергей Савинов. О проекте Что такое MyBook.

Правовая информация. Загрузить подкаст в MyBook и ЛитРес. О подписке Приобрести подписку. Бесплатные книжки. Подарить подписку. Как оплатить. Ввести подарочный код. Библиотека для компаний.

Даркнет книги библиотека tor browser на chrome hydra2web

ЛУЧШИЕ САЙТЫ ДАРКНЕТА ТОП 10

Насыщенность шрифта жирный Обычный стиль курсив Ширина текста px px px px px px px px px Показывать меню Убрать меню Абзац 0px 4px 12px 16px 20px 24px 28px 32px 36px 40px Межстрочный интервал 18px 20px 22px 24px 26px 28px 30px 32px.

Для чего нужен тор браузер hyrda вход Портативный tor browser hyrda вход
Даркнет книги библиотека 720
Какой тор браузер лучше Идеально эффективная схема бесконечного получения платы за прокат, не оставляющая простым людям ничего, кроме их заработков и одежды. Веселый и слегка полноватый Крис получил главную роль, роль Индианы Джонса. Люди качали книги, фильмы, даркнет книги библиотека, сериалы и даже учебники и подчас даже не задумывались, что нарушают закон. Мы записываем телешоу и передаем их марихуана у тернополі одной комнаты в другую по домашней сети. Подробнее см. У истории с фильмом «Поиски утраченного ковчега: адаптация» еще сравнительно счастливый финал, ведь ни на кого не подали в https://goskkp-rk.ru/tor-browser-skachat-2016-hydraruzxpnew4af/397-hippi-s-marihuanoy.php и никто не получал письма о прекращении противоправных действий а это могло бы случиться, даже несмотря на то, что сам фильм сейчас недоступен зрителям. Подтверждение найти несложно: цифровые камеры tor browser mac hydraruzxpnew4af фотопринтеры позволяют иметь дома собственную фотолабораторию.
Tor browser как включить javascript hydraruzxpnew4af Tor browser уязвимость

Заметил, активные зеркала hydra linkshophydra самом

Что-нибудь браузер тор скачать бесплатно hudra знаю, как

Следующая статья tor browser deb gidra

Другие материалы по теме

  • Сервер для tor browser hudra
  • Tor browser deb gidra
  • Тор браузер ip адрес hudra
  • Сайт гидра пермь
  • spacer

    2 комментарии на “Даркнет книги библиотека

    Оставить комментарий

    spacer